knop_main_bio
knop_main_archive
knop_main_p-folio
knop_video_resize
knop_projects_resize
knop_links_resize
knop_contacts_resize

Жить в Париже

Счастливое слово «Париж» звучит рядом со словами «желание» и «жить». Написанное Маяковским «Я хотел бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли – Москва», мы безотчетно читаем, как «жить и жить в Париже». Жить в Париже может быть жестко, но сила желания и саму жесткость наделяет яркими и незабываемыми формами. Например, такими – их нашел Эрнст Юнгер для своего дневника «Излучения»:

«Париж, 7 мая 1943.
Сюда я езжу весьма охотно на метро, поскольку оно во многих местах выходит наружу. Фронтоны белесых домов, кажущихся вымершими, настраивают на веселый лад; при взгляде на них во мне просыпается древняя маленькая душа ящерицы. …Едешь вдоль галереи скрытых натюрмортов, мимо столов, на которых стоят запотевшие бокалы и разрезанные дыни, в одном окне мелькнет женщина в красном купальном халате, раскрывающая новый роман, в другом – голый мужчина с окладистой бородой, размышляющий, уютно устроившись в кресле, о возвышенных вещах, или парочка, после любовной ласки угощающая друг друга апельсином.

Париж, 27 мая 1944.
Воздушные тревоги, налеты. С крыши “Рафаэля” я дважды видел, как в направлении Сен-Жермен поднимались мощные облака взрывов, а эскадрильи на большой высоте удалялись. Их мишенью были мосты через реку. …Во время второго налета, при заходе солнца, я держал в руке бокал бургундского, в котором плавала клубника. Город со своими красными башнями и куполами был окутан чудным великолепием, подобно чашечке, для смертельного оплодотворения облепленной насекомыми.

Париж, 16 июля 1944.
В просторной мастерской, перед циклом кувшинок, над которым Моне начал работать на семьдесят пятом году жизни. Здесь можно наблюдать творческий ритм кристаллизации и распада, приближающийся к синему Ничто, к лазоревой пене Рембо. …Глаз прозревает творческое дерзание и вместе с ним – оптическую мощь возвышенного распада и его мучений среди потоков струящегося света. Последняя картина располосована ножом».

Художница Марина Федорова со свойственной ей смелостью или беспечностью молодости, взяла для своей третьей персональной выставки в галерее Д 137 вечную тему «Жить в Париже». Она провела в Париже обычное лето, однако камертоном для своих репортажных картин о городских улицах, вокзалах и метро выбрала, вернувшись в Петербург, черно-белый фильм Патриса Леконта «Девушка на мосту». Снятая в последний год ХХ века мелодрама Леконта представляет парижскую жизнь в мерцающем фантастическом свете ночных мостов и цирковых арен, которые, как только гаснут огненные краски, погружаются в призрачные сны. Это, конечно же, сны о чуде: о том, как из отчаяния через любовь и творчество можно сразу догнать счастье, и как потом его, не понятно почему, ничем не удержишь. Но если оно все-таки было, сверкнуло хотя бы раз, в воздухе остался его отсвет, одаряющий сиянием кого-то другого, незнакомого, может и тебя, каким ты себя еще не знаешь. Профессия главного героя фильма - метатель ножей; и с каждым клинком, вонзенным в цель, он стремительно приближается к точке исполнения своего жребия: и к пластическому совершенству, и к встрече со своей неутоленной душой. Сам Париж, обнимающий его воздухом Сены, благотворно перераспределяет энергии. Все достигнутые совершенства и радости здесь общие, они щедро открыты зрителям и участникам творческих поисков, переходят из рук в руки, позволяя, пусть и не навсегда, осуществляться чьей-то мечте. Марина Федорова ловит, как карманным зеркалом, отблески излучений городской среды, быстрым взглядом сканирует отражения в витринах, глянцевые постеры на станциях, игру огней в стеклах машин. Город отстраненно колеблется в сетях яркого света и ждет секунды, когда за экранами цветных вспышек, в разрезе единственного луча проявит себя еще один, новый образ жизни в Париже.

Е.Андреева

To Live in Paris

The happy word ‘Paris’ often goes together with two other – namely, ‘desire’ and ‘to live’. There is a famous line by Vladimir Mayakovsky: I would like to live and die in Paris, if there hadn’t been such city as Moscow, which we unconsciously tend to read as ‘to live and live in Paris’. Living in Paris may be harsh but the power of desire is capable of redressing the harshness by lending bright and unforgettable forms to it – like those found by Ernst Juenger for his diary called Reflections:

Paris, 7 May 1944
I get here quite willingly by the underground because it comes out into the open in many places. Pediments of whitish buildings that seem desolate make me feel gay; when I look at them, a tiny ancient soul of a lizard wakes up in me. …You ride along a gallery of concealed still life pictures, past tables with weeping glasses and sliced melons on them; a woman in a red bathrobe opening a new novel shows up in one window while in the other you see a naked spade-bearded man who is sitting comfortably in his armchair musing upon things sublime, in yet another window you catch a glimpse of a couple and they are feasting each other on an orange after love-making.

Paris, 27 May 1944
Air alerts, air raids. From the roof of Raphael I twice saw powerful clouds of explosions ascending towards Saint-Germain while the squadrons were receding at high altitude. Bridges over the river were their targets. …During the second raid, at sunset, I held in my hand a glass of Burgundy with a strawberry floating in it. The city with its red towers and cupolas was enveloped in wonderful splendor as if it were a calyx swarmed all over by insects for the sake of mortal insemination.

Paris, 16 July 1944
In the spacious studio, in front of the series of pond lilies started by Monet when he was 75. Here one can follow a creative rhythm of crystallization and decomposition drawing nearer to the blue Nothingness, to Rimbaud’s azure foam…The eye opens to see creative daring and, next to it, the optic power of sublime decomposition and the torments he must have felt among the torrents of streaming light. The last picture is cut into strips by knife.

Marina Fyodorova was brave enough to yield to the carelessness of youth and to take the eternal motif of living in Paris as a topic of her third solo show at D 137 gallery. Marina spent one usual summer in Paris but when she got back to St Petersburg she decided to tune her series of snap-pictures of street life, railway stations and underground passages to the visuals of Patrice Leconte’s black-and-white The Girl on the Bridge. Shot in the last year of the 20th century, Leconte’s melodrama shows Paris life in the flickering fantastic light of night bridges and circus arenas that get plunged in ghostly dreams right after the fiery colours die out. These dreams are always about miracles; they show how love and creation can save you from utter despair and let you immediately catch up with happiness and how you fail – for no apparent reason – to hold it firm and not to let it go. If it was happiness, if it showed its luster just for once, there must be its afterlight in the air to endow someone else with its glare – it may be a stranger or it may be you but in the state you have never been before. In this film, the protagonist is a knife thrower and, with each knife piercing its target, he swiftly approaches the point of his lot’s realization: he acquires plastic perfection and meets his unassuaged soul. Paris itself that embraces the protagonist with the Seine vapours harmoniously redistributes the energies. The perfection achieved and the joys received are to be shared – they are laid available for spectators and partakers of creative experiments, they circulate among people, thus helping others (though not always and not everyone) to work out their dreams. Like a pocket mirror, Marina Fyodorova’s pictures catch the reflections of the city milieu’s irradiance; they seem to scan shopwindow reflections, glossy posters at the stations, light play on the car’s windscreens. The city is fluctuating in the nets of bright light; it is waiting for the second when a new Paris lifestyle will show itself behind the screens of flashlights in the slash of a single ray.

E.Andreeva
Paris-1
 
Paris-2
 
Paris-3
 
Paris-4
 
Paris-5
 
Paris-6
 
Paris-7
 
Paris-8
 
 
 
Powered by Phoca Gallery